МЕНЮ

МЕНЮ


МЕНЮ

МЕНЮ


МЕНЮ

МЕНЮ
Профсоюзы: прошлое, настоящее, будущее

Профсоюзы: прошлое, настоящее, будущее
Александр МАЗИН
Доктор экономических наук
Нижегородский институт менеджмента и бизнеса

Первые профсоюзы как организации, объединяющие наемных работников с целью улучшения условий занятости, представления и защиты их интересов (общества взаимопомощи), возникли в конце XVIII в. в Англии. Затем, по мере созревания экономических и политических предпосылок, они стали появляться в США, Франции, Германии и т.д. Вклад профсоюзов в эволюцию трудовых отношений неоценим. И в современной экономике их роль по-прежнему велика, правда, она остается объектом острых дискуссий. Попробуем разобраться в этом.

Предприниматели изначально видели в профсоюзном движении лишь врага, в лучшем случае требующего повышения зарплаты (что неминуемо ведет к увеличению издержек производства), а посему всячески препятствовали его становлению. Бизнесом был выработан ряд мер, направленных на подрыв профсоюзов: вступающие в них рабочие увольнялись, широко практиковались локауты.

Далеко не сразу научилось взаимодействовать с профсоюзами и государство. Так, в 1890 г. в США был принят закон Шермана, согласно которому их создание приравнивалось к преступному сговору. Даже тогда, когда профсоюзы уже были легализованы судами, инициируемые ими забастовки, пикетирование и бойкотирование долго считались незаконными.

Объединяясь в профсоюзы, рабочие выдвигали и политические лозунги, порой их борьба принимала жесткие, а то и экстремистские формы. Популярные сегодня идеи социального партнерства складывались постепенно, через тяжелейшие конфликты между трудом и капиталом.

Преодолев фазу противостояния, профсоюзное движение развивалось при поддержке, в том числе законодательной, со стороны государства. Например, в США в 30-е годы был принят закон, запрещающий работодателям вести антипрофсоюзную деятельность, а вскоре - другой, обязывающий их заключать коллективный договор с профсоюзом, представляющим большинство работников. После Второй мировой войны вышли еще два закона, запретившие требовать от работника вступления в профсоюз в качестве условия найма и защитившие права рядовых членов профсоюза.

Своего пика профсоюзное движение в США достигло в 60-е годы прошлого века, затем начался спад - в первую очередь из-за активного противодействия работодателей и ошибок, допущенных руководством Американской федерации труда - Конгресса производственных профсоюзов. Кстати, АФТ-КПП в коллективных переговорах не участвует.

В Европе, где на трудовые отношения значительное воздействие оказывают идеалы и практика социал-демократии, позиции профсоюзов по-прежнему сильны.

Хотя трудовые конфликты и забастовки за рубежом - достаточно частое явление, можно утверждать, что масштабные, стратегические цели рабочего движения в основном достигнуты: профсоюзы пользуются широкими правами, наемным работникам гарантированы минимальная зарплата, 8-часовой рабочий день, 40-часовая рабочая неделя.

Важнейший элемент отношений между профсоюзом и администрацией - коллективное соглашение. При его заключении обычно рассматриваются не только аспекты труда, непосредственно связанные с денежным вознаграждением (уровень зарплаты, оплата сверхурочной работы, праздничных дней и отпусков, медицинское страхование, пенсии), но и гарантии занятости, порядок определения трудового стажа, критерии вынужденных увольнений, условия труда (безопасность, право работника на отказ от сверхурочной работы), процедура урегулирования трудовых споров и т.п.

Трудовые конфликты - неотъемлемая составляющая трудовых отношений. Одним из способов их разрешения служит забастовка - согласованное прекращение работы персоналом ради выполнения его требований. Однако коллективный трудовой конфликт может обернуться локаутом, когда работодатель, стремясь навязать работникам свои условия, сам приостанавливает работу предприятия.

За рубежом создано множество моделей, описывающих цели и поведение профсоюзов, процесс их переговоров с работодателями и т.п. Например, профсоюз может рассматриваться как продавец услуг по защите экономических интересов работника, а вступивший в него работник - как их покупатель. В таком случае явно просматриваются спрос на услугу и предложение, следовательно, отношения между профсоюзом и его членами становятся экономическими, рыночными.

Успешность деятельности профсоюза может оцениваться по двум важнейшим параметрам: уровню зарплаты его членов (в сочетании с социальным пакетом) и уровню занятости. Их соотношение может быть разным, но никогда нет ясности, в какой мере можно пожертвовать одним ради другого. Теоретически стремление добиваться беспредельного повышения зарплаты абсурдно, поскольку это ведет к снижению занятости до недопустимо низкого уровня. Однако на практике оно встречается в качестве единственной цели профсоюза, в частности, когда в кадровой политике фирмы реализуется правило ”последним пришел - первым ушел” (в первую очередь увольняют тех, у кого стаж работы меньше). Основные условия роста зарплаты давно описаны в учебниках по экономике: повышение спроса на труд, сокращение предложения труда, реализация монопольной власти профсоюза.

Западные ученые до сих пор не пришли к единому мнению о роли профсоюзов в экономике и последствиях юнионизации рынка труда. Представители традиционной неоклассической теории считают, что профсоюзы, как и любое другое проявление монопольной власти, не способствуют эффективному распределению ресурсов, в результате чего снижаются и выпуск продукции, и занятость. Практика ”создания рабочих мест” и ”сохранения численности рабочей силы” противодействует внедрению более эффективных и трудосберегающих технологий. Условия коллективного договора могут требовать от нанимателя повышения работника в должности в соответствии с его трудовым стажем, а не с индивидуальной производительностью. Нередко профсоюзы ограничивают возможности администрации в составлении графика работ, определении производственных заданий и принятии множества иных решений, направленных на повышение эффективности труда.

В экономике любой страны существуют фактически два сектора рынка труда - охваченный и не охваченный профсоюзным движением. Зарплата в первом - выше, что ограничивает мобильность работников. В сочетании с жесткостью зарплатной политики это способствует росту безработицы. Спровоцированные профсоюзами забастовки приводят к дополнительным издержкам для общества. Негативные последствия такой профсоюзной деятельности очевидны: растет разрыв в доходах, менее эффективно распределяются ресурсы, снижаются производительность труда, объемы выпуска продукции и, вероятно, уровень занятости.

Существует, однако, и иная точка зрения, представляющая для нас не только теоретический интерес, правда, к ее восприятию российский бизнес в массе своей пока явно не готов. Ее сторонники признают негативные последствия монопольной власти профсоюзов, но считают, что там, где они активно действуют, производительность труда выше. По их мнению, фирма, вынужденная из-за требований профсоюза повысить своим работникам зарплату, должна компенсировать дополнительные издержки ростом эффективности, иначе в условиях жесткой конкуренции она просто разорится (так называемый эффект шока). Это можно сделать посредством применения передовых технологий, совершенствования организации производства и сбыта и т.п. В рамках данной концепции профсоюзы рассматриваются как институт ”голоса масс”, оказывающий позитивное воздействие на продуктивность, поскольку они:
позволяют более гибко увязывать экономические интересы работников, менеджеров и собственников (акционеров). Через профсоюз работникам легче высказывать свои пожелания и претензии руководству. Благодаря этому конфликты могут оперативно устраняться в ходе переговоров без увольнения людей (американские институционалисты Р. Фримен и Дж. Медофф утверждали: профсоюзы помогают снизить текучесть кадров на 30 - 65%), что, в свою очередь, положительно влияет на продуктивность труда;
способствуют (благодаря участию своих представителей в управлении фирмой) выработке правил и процедур начисления зарплаты, служебного продвижения, повышения квалификации персонала. Зная, что профсоюз защитит от возможных посягательств обученных ими же людей на их должности, опытные работники более охотно передают свои знания новичкам;
помогают доносить информацию о рационализаторских предложениях, новых методах работы и др. до менеджеров (известна высокая эффективность японских ”кружков качества”);
вносят вклад в снижение трансакционных издержек фирмы (индивидуальные трудовые контракты заменяются коллективными соглашениями);
дисциплинируют работников, повышают уровень их мотивации.

В результате фирма, в которой действует профсоюз, получает больше прибыли: уровень производительности труда ее работников с лихвой компенсирует дополнительные затраты на оплату труда.

Отметим, что профсоюзы влияют скорее на перераспределение доходов между категориями трудящихся, нежели на средний уровень их зарплаты. Так, в США в рамках одной отрасли зарплата в компаниях, где есть профсоюз, на 10-15%, а то и на 50% выше, чем в тех, где профсоюз отсутствует (кроме того, члены профсоюза получают солидный социальный пакет). В европейских странах эта разница менее заметна.

Вместе с тем деятельность профсоюзов приводит к уравниванию доходов наемных работников: обычно они (профсоюзы) стремятся к установлению единых ставок заработной платы для данного вида работ. Напротив, в фирмах, где профсоюза нет, за одну и ту же работу люди нередко получают разную зарплату.

Вопрос о суммарном воздействии профсоюзов на распределение доходов остается спорным. Потери в экономической эффективности в результате их деятельности невелики - не более 0,2-0,4% ВВП. Нельзя судить однозначно и о влиянии на инфляцию. Многие исследователи полагают, что установление зарплаты, которой добиваются профсоюзы, хотя и способствует инфляции, не является ее первопричиной.

Некоторое ослабление влияния профсоюзов в последние десятилетия (особенно в США) сделало рынок труда более гибким, повысило мобильность рабочей силы и эффективность ее использования. Вместе с тем оно привело к нарушению отношений, сложившихся между трудом и капиталом, обострению социальной напряженности, снижению уровня доходов работников.

Самые первые профсоюзы в России появились в 1905 г. Их деятельность носила, как правило, конфронтационный характер, экономические требования сочетались с политическими, что наложило определенный отпечаток на общую картину развития страны в начале XX в.

После 1917 г. роль отечественных профсоюзов кардинально изменилась: их лишили прав, считавшихся традиционными во всем мире. В первую очередь речь идет о запрете на требование повышения зарплаты (все вопросы, связанные с организацией труда и его оплатой, стали регламентироваться централизованно), организацию забастовок и др. Профсоюзы превратились в элемент государственного партийно-хозяйственного механизма управления. Они вели пропагандистскую и воспитательную работу среди трудящихся, одобряли решения партии и правительства по хозяйственным и социальным вопросам.

На предприятиях профсоюзы превратились в социальные подразделения администрации, хотя и были наделены определенными правами по защите интересов своих членов: в их компетенции находились вопросы охраны труда, его условий, повышения квалификации, укрепления дисциплины, приема и увольнения работников. Без предварительного решения профсоюзной организации запрещалось передавать в суд дела по трудовым спорам. Кроме того, профкомы распределяли разнообразные дефицитные блага: жилье, материальную помощь, бесплатные и льготные путевки в санатории, дома отдыха и др. Профсоюзы строили и содержали пансионаты, детские сады, профилактории, базы отдыха, пионерские лагеря и прочие социальные объекты. Одной из основных их обязанностей была организация социалистического соревнования.

Все профсоюзы страны входили в одну организацию - Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов.

В 1990 г. состоялся учредительный съезд Федерации независимых профсоюзов РСФСР, созданной на базе ВЦСПС. Формально российские профсоюзы получили возможность приступить к выполнению важнейшей своей функции - обеспечению работникам выгодных условий найма на рынке труда. Симптоматично, что профсоюзам на предприятиях пришлось бороться за выживание. Многие новые собственники и управленцы видели в них угрозу своим интересам, реальной власти. Попытки разрушить профсоюзные организации изнутри в негосударственном секторе стали обыденным явлением .

На мощной забастовочной волне (особенно летом 1989 г.) возникло 25 официально зарегистрированных и столько же незарегистрированных альтернативных независимых профсоюзов, построенных по цеховому принципу (крупнейший - ”Соцпроф”) и объединяющих 300-350 тыс. человек из числа наиболее квалифицированных и активных наемных работников. Решения первичных организаций в них априори не могут быть отменены высшей профсоюзной инстанцией. Поскольку эти профсоюзы относительно невелики, на общую ситуацию в сфере трудовых отношений они влияют слабо.

Особняком стоят независимые профсоюзы на негосударственных предприятиях, не пожелавшие примкнуть к каким-либо объединениям. Как правило, их возможности ограничены тем, что позволяют делать администрация и собственники компании. Они редко борются за заключение коллективных договоров и соблюдение интересов работников, занимаясь в основном сбором членских взносов и обслуживая элементарные потребности своих членов, а порой и вовсе бездействуя.

Говорить о единстве и согласованных действиях современного российского профсоюзного движения не приходится. Тот же ”Соцпроф” претендует на часть собственности ФНПР, доставшейся той в наследство от ВЦСПС. Между различными структурами существуют и политические разногласия.

В сфере малого и среднего бизнеса России профсоюзов практически нет. В государственном секторе за 90-е годы прошлого века их роль резко упала: в целом количество членов профсоюзов уменьшилось в 1,5-2 раза. Сегодня немало работников, формально входящих в профсоюз, не платят взносы, некоторые организации даже не имеют официальных списков. По мнению большинства трудящихся, социальную поддержку им оказывает не профсоюз, а руководство предприятий. В частных и совместных компаниях вместо коллективных договоров нередко используются формы найма на основе устных соглашений и индивидуальных срочных контрактов, которые регулируются Гражданским кодексом РФ. При этом трудовое законодательство часто не соблюдается, отсутствует статистика травматизма и заболеваемости, крайне низок уровень социальной защищенности работников.

Сужению влияния профсоюзов на российском рынке труда в 90-е годы способствовали следующие обстоятельства:
их беспомощность перед ростом безработицы, снижением реальной заработной платы, ухудшением условий труда, массовым сокращением производства;
невозможность добиваться роста зарплаты традиционными для западных профсоюзов методами - через увеличение спроса на труд и уменьшение его предложения (монопольное давление на работодателей также далеко не всегда давало эффект);
сохранение в масштабах страны прежнего неявного социального контракта, в рамках которого директор, имея неограниченную власть над работниками, должен решать их социально-бытовые проблемы (при таких отношениях роль профсоюзов изначально невелика);
стремление многих работодателей получить максимальную прибыль в кратчайшие сроки, чему мешал поиск компромисса с профсоюзами (по отношению к ним работодатели занимали жесткую позицию, а профсоюзные работники, люди преимущественно немолодые и немобильные, не могли или не хотели этому противодействовать);
минимальная поддержка профсоюзов со стороны ФНПР на низовом уровне (активность отмечалась в основном в эшелоне руководящих структур профсоюзных объединений, зачастую проводивших соглашательскую политику с правительством);
отсутствие реальной законодательной поддержки профсоюзов в новом частном секторе (попытки работников создать профсоюз до сих пор встречают безнаказанный отпор со стороны администрации).

Все это крайне осложняло борьбу за нормальный уровень цены труда и улучшение его условий. К тому же, вместо поддержки профсоюзов государство постепенно само стало наступать на их права. По этим причинам в стране произошел резкий спад забастовочной активности.

Даже с учетом того, что в 90-е годы большинство забастовок было направлено против центральных властей, а не работодателей, следует признать: несколько десятков забастовок в год для крупной страны с огромным количеством нерешенных социально-экономических проблем (достаточно вспомнить о невыплатах зарплаты) - это очень мало. Причины кроются не только в экономическом росте и традиционном долготерпении россиян, но и в ограничении прав профсоюзов. Трудовой кодекс фактически поставил стихийные забастовки вне закона: теперь о начале предстоящей стачки работодатель должен быть предупрежден в письменной форме минимум за 10 дней (ст. 410); для конфликтующих сторон обязательны примирительные процедуры (ст.401-408).

В результате возникли новые формы протеста, например, голодовки шахтеров в первой половине 2004 г. как ответ на многомесячные невыплаты зарплаты (проходили без участия профсоюзов).

С октября 2002 г. по июнь 2003 г. автор провел анкетирование 400 студентов-заочников, работающих на предприятиях Нижнего Новгорода. Респондентам было предложено ответить, в частности, на вопросы, связанные с ролью профсоюза на их предприятии (если таковой имеется). Анкету заполнили 76 человек (следует учитывать, что более половины участников опроса заняты в новом частном секторе, где присутствие профсоюзов очень невелико).

78% респондентов отметили, что на переговорах с нанимателем обсуждаются вопросы оплаты труда, 82% - трудовой дисциплины (видимо, по инициативе администрации), 47% - увольнения (в настоящее время это скорее прерогатива администрации); 87% - что в их организации бывают серьезные трудовые конфликты, которые разрешаются профсоюзом совместно с администрацией (70%) либо только администрацией (35%). 47% ответивших заявили, что социальную поддержку работникам оказывает руководство предприятия совместно с профсоюзом, 36% - руководство предприятия и лишь 17% - профсоюзы; 84% подтвердили, что коллективный договор затрагивает вопросы трудовой дисциплины, 83% - зарплаты и премий, 67% - увольнения, 24% - социальных гарантий (путевки, пенсии, материальная помощь, медицинское обслуживание и др.).

Для того, чтобы соответствовать своему историческому предназначению, современные российские профсоюзы, как нам представляется, должны решить ряд крупных задач (в большинстве случаев - в сотрудничестве с государством).

Во-первых, это повышение уровня реальной зарплаты и МРОТ (профсоюзы обязаны способствовать созданию работникам наиболее выгодных условий продажи рабочей силы).

Во-вторых, изменение механизма формирования зарплаты и улучшение ее структуры, которая в настоящее время разбалансирована: надтарифная часть на многих предприятиях в несколько раз превышает базисную (оптимальный уровень тарифа в зарплате - 65-70%).

В-третьих, устранение чрезмерных перекосов в уровнях зарплаты (региональных, отраслевых) на основе государственной тарифной системы.

В 90-е годы дифференциация достигла колоссальных масштабов (табл.2). Особняком стоит проблема дифференциации доходов руководителей предприятий и рядовых работников (до 20-30, а иногда и 100 раз).

В-четвертых, улучшение условий труда на производстве, тем более что работодатели зачастую стремятся экономить на охранных мероприятиях. Закон ”Об охране труда на территории Российской федерации”, предусматривающий организацию служб охраны труда на предприятиях любой формы собственности, в полной мере не реализуется, особенно в сфере малого и среднего бизнеса.

В-пятых, активное участие в разработке и проведении кадровой политики в своих организациях, особенно в том, что касается профессиональной подготовки и повышения квалификации работников.

В-шестых, совершенствование правовых аспектов своей деятельности. Необходима система государственной поддержки профсоюзов на частных предприятиях (наподобие той, что действовала в 30-е годы ХХ в. в США, где государство оказывало серьезное давление на работодателей, препятствующих созданию профсоюзов и преследующих их лидеров).

В-седьмых, урегулирование вопросов деятельности нескольких профсоюзов на одном предприятии. В настоящее время администрация старается работать с более удобным и послушным из них, хотя согласно ТК РФ вести переговоры и подписывать трудовой договор уполномочены все профсоюзы, а в случае, когда они не могут договориться между собой, соответствующее право получает профсоюз, в котором состоит 50% плюс один член трудового коллектива. При отсутствии такового вопрос выносится на общее собрание (ст.37) и тот профсоюз, за который проголосует большинство, ведет переговоры с администрацией.

В-восьмых, формализация системы взаимных обязательств работодателей и работников, не входящих в профсоюз (их число за годы реформ резко выросло и едва ли сократится в обозримом будущем). Возможно, в трудовых отношениях целесообразно запретить неоформленные (устные) соглашения, нередко ставящие работников в бесправное положение. Неявная составляющая содержится почти в каждом трудовом контракте, но ее роль сегодня настолько гипертрофирована, что потребуются специальные меры, усиливающие институциональную роль письменного договора.

В-девятых, развитие механизма трудовых соглашений. Система регулирования зарплаты на основе двух- и трехсторонних соглашений оказалась нежизнеспособной, большинство из имеющихся нормативных актов не соблюдается. Правительство игнорирует тарифные соглашения, местные администрации - отраслевые. Коллективные договоры на предприятиях либо вообще не подписываются, либо заключаются в интересах руководства, либо не выполняются.

Для того чтобы повысить эффективность социального партнерства, коллективным договорам и тарифным соглашениям следовало бы придать статус жестко регламентированного формального института: это должен быть своего рода акт о трудовой деятельности, носящий обязательный характер для всех сторон и предусматривающий санкции за его нарушение. Если стороны не приходят к единому мнению или действуют вопреки договоренности, арбитром объективно может быть только государство - при условии, что оно не подменяет (как это происходит сегодня) объединения работодателей.

В заключение отметим, что миссия профсоюзов не ограничивается защитой интересов работников и воздействием на трудовые отношения. Аккумулируя и отражая общественные настроения, они выявляют реакцию общества на проводимую государством социально-экономическую политику, помогают своевременно корректировать ее.

Недостаточная востребованность российских профсоюзов как стороны социального партнерства (особенно если сравнивать с ситуацией в развитых странах) обусловлена ”болезнью роста”, затянувшимся кризисом адаптации к новым условиям. Со временем профсоюзы могут и должны занять достойное место среди важнейших общественных институтов.