МЕНЮ

МЕНЮ  гуморески  инфо


МЕНЮ

МЕНЮ  гуморески  инфо 


МЕНЮ

МЕНЮ  гуморески  инфо 
Итоги года: книги, которые мы покупаем

Итоги года: книги, которые мы покупаем

С началом кризиса удельный вес бестселлеров на единицу книжной продукции заметно увеличился: как и обещали издатели год назад, «усушка» была произведена за счёт книг второго-третьего ряда, в то время как издания, пользующиеся гарантированным спросом, секвестра счастливо избежали. Наоборот, их даже стало больше.

И это, в общем, вполне предсказуемо: единожды упавши, читательско-покупательский спрос восстанавливается страшно медленно, поэтому на протяжении всего кризисного года издатели сноровисто, как опытные кочегары, метали в топку читательского интереса один бестселлер за другим.

В последние годы Бориса Акунина часто упрекают в том, что его романы стали предсказуемы и однообразны. Опытному читателю, знакомому хотя бы с парой акунинских текстов, не составит труда предугадать поступки героев и сюжетные повороты.

Однако та иерархия, в которую выстроились самые кассовые новинки года, выглядит весьма неожиданно. Вернее, так: наряду с ожидаемыми и прогнозированными бестселлерами, в нём едва ли не впервые за всю новейшую историю книгоиздательского дела массово присутствуют тёмные лошадки.

Первая и главная из них — книга Лилианны Лунгиной «Подстрочник». Камерные, едва ли не старомодные воспоминания известной переводчицы, рассказанные ею сначала в телевизионном фильме, а после изданные на бумаге, стали без преувеличения книжным событием года. Не рассчитывая на столь массовый успех, издатели из холдинга «АСТ» поначалу ограничились скромным тиражом в 4 тыс. экземпляров и… создали редчайший в наши дни прецедент настоящего книжного дефицита. На ярмарке non/fiction, где книга впервые появилась в продаже, несмотря на сравнительно высокую цену (около 500 рублей), было продано более тысячи экземпляров. Остальные разлетелись в течение первой недели декабря, а всего за месяц ушло 10 тыс. экземпляров — результат для мемуаров едва ли не беспрецедентный.

Ещё один «неожиданный» бестселлер — «Люди в голом» Андрея Аствацатурова . Издав дебютную книжку питерского филолога с непроизносимой фамилией мизерным стартовым тиражом 3 тыс. экземпляров и, что называется, для собственного удовольствия, издатели из Ad Marginem неожиданно для себя обрели в ней самый свой успешный проект за год. Ядовитые заметки Аствацатурова, густо настоянные на прозе Сергея Довлатова, уже через месяц продаж взвились на второе место в рейтинге книжного магазина «Москва» (для сравнения: по состоянию на конец декабря эту позицию уверенно держит набоковская «Лаура»). И хотя сам автор «Людей в голом» убеждён, что главную кассу книге обеспечили любящие его студенты (Аствацатуров — культовый преподаватель СПбГУ), очевидно, что 15 тыс. проданных экземпляров — цифра слишком большая, чтобы это кокетливое утверждение могло быть правдой.

В области переводной литературы внезапно сыграл роман Паоло Джордано «Одиночество простых чисел». Меланхоличный речитатив из жизни итальянских физиков-лириков затронул какие-то сокровенные струны в душе читателя: вот уже больше месяца «Одиночество» не покидает десятку бестселлеров книжного магазина «Москва». Трудно отделаться от ощущения, что слово «одиночество», вынесенное в название книги, обладает магическим свойством притягивать читателя: на память немедленно приходят такие бестселлеры, как слезливое «Одиночество в Сети» Януша Леона Вишневского или конспирологическое «Одиночество-12» Арсена Ревазова.

Ещё одна сенсация года — «Девушка с татуировкой дракона» шведа Стига Ларссона. Детектив-нуар о поисках девушки, пропавшей сорок лет назад, и о драматичных последствиях столь необдуманного интереса к прошлому буквально взорвал англоязычный книжный рынок (на сайте www.amazon.com книга скончавшегося в 2004 году шведского журналиста уже больше года не покидает первой десятки, а всего в мире продано около 20 млн её экземпляров). Редкий случай — российский читатель тоже в полной мере оценил новинку: и в «Москве», и на сайте www.ozon.ru книга Ларссона, появившаяся в продаже незадолго до Нового года, тоже в числе лидеров. Подобный успех no-name-писателя из неанглоязычной страны — прецедент едва ли не уникальный.

Читаются воспоминания Лунгиной на одном дыхании, оторваться невозможно. Более того, этот текст выстроен таким образом, что читатель сразу падает внутрь повествования и, мгновенно преисполняясь сочувствием и любовью, перестаёт ощущать границу между собой и рассказчицей, грустит и ужасается вместе с нею…

Однако обратимся к бестселлерам ожидаемым и предсказуемым. Если говорить о чисто количественных показателях (и тут Россия вновь совпадает с Западом), то пальма первенства, безусловно, достанется Дэну Брауну, выпустившему в этом году новый роман «Утраченный символ». В связи с завершением саги о Гарри Поттере позиция главной книжной обсессии мира оказалась вакантной, и именно эту нишу ловко адаптировал под себя создатель «Кода да Винчи». Его новую книгу «Утраченный символ», продолжающую эпопею из жизни боевитого профессора Роберта Лэнгдона, знатоки творчества Брауна ставят едва ли не выше прославленного «Кода». На сегодня в англоязычном мире уже продано почти 400 тыс. экземпляров (книга поступила в продажу в середине сентября), а в России, где «Символ» появился чуть меньше месяца назад, он уверенно удерживает первые позиции во всех существующих рейтингах книжных продаж.

Также трудно всерьёз удивиться тому, что на фоне экранизации книга Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом» из середины второй десятки продаж, где она держалась уже более трёх лет, стремительно взлетела в первую тройку. Не удивляет и громоподобный успех нового романа Бориса Акунина (после недели продаж — уверенное первое-второе место во всех рейтингах). Присутствие в топах «Лауры» Набокова , очередного аппендикса «сумеречной» саги Стефани Майер, нового Веллера и новой Гавальды большой неожиданностью никак не назовёшь.

А вот новый Пелевин продаётся несколько хуже, чем все предыдущие: всего через два месяца с начала продаж он попросту отсутствует в рейтингах портала Pro Books Pro Books и на «Озоне», а в топах «Москвы» держится ближе к концу первой десятки — более чем скромный результат для автора масштаба Виктора Олеговича. Ну и роковой несправедливостью выглядит невнимание читателя к бодрому евротриллеру Катерины Кириченко «Отстегните ремни», выпущенному издательством Ad Marginem, — книга, буквально созданная для того, чтобы сорвать банк и потеснить в топах, допустим, Екатерину Вильмонт, в рейтингах почему-то так и не появилась. Впрочем, возможно, у читателя до неё просто ещё не дошли руки и в новогодние каникулы эта ситуация будет исправлена.